LESSON

Политические репрессии в СССР

Lesson By: USC Shoah Foundation
Grade Range: 9-12

Бася Цуриелевна Ганелес

Language: Russian

Интервью записано 31 марта 1997 года в г. Минске, Беларусь.

Бася Цуриелевна Ганелес (урожденная Пикман) родилась в июле 1916 г. в городе Мозыре Гомельской области Российской империи (теперь Беларусь). Отец Баси, Цуриель Мордухович Пикман, был выпускником Варшавской ешивы и бухгалтерских курсов и перед самой революцией получил звание купца второй гильдии. Мать, Шейна Евсеевна Пикман (урожденная Серебряник), была образованной женщиной и придерживалась социал-демократических взглядов, занималась домашним хозяйством. Старший брат Баси, Евсей, умер от дизентерии в 1920 г., и в семье остались, кроме Баси, ее сестра, Сарра, и младший брат, Израиль.

В годы репрессий 1920-х годов семья Баси попала в число лишенцев, так как родители были объявлены классовыми врагами. В четвертом классе Бася должна была учиться в “кулаческом” классе, и пролетарские дети забрасывали её камнями по дороге в школу. Начиная с пятого класса учеба в школе для детей лишенцев была платной и Басиной сестре пришлось бросить школу. Бася же стала подрабатывать уроками, чтобы собрать деньги на обучение. От нее потребовали отказаться от своих родителей и жить отдельно. Когда однажды обнаружилось, что Бася тайком навещала родителей, в местной газете была напечатана статья о том, что она занимается антисоветской деятельностью.

Детей лишенцев на работу не принимали. Благодаря умению чертить, Бася проработала несколько месяцев чертежницей главного архитектора в Мозыре, затем с трудом удалось устроиться в бюро инвентаризации Минска. По окончанию проекта инвентаризации архитектурных построек города снова была уволена как дочь “классовых врагов”. В 1934 г. успешно сдала все экзамены на рабфак физико-математического факультета Минского государственного университета, но в приеме ей было отказано – снова по той же причине: принадлежность к “вражескому классу”. В 1936 г. с Баси сняли ярлык врага народа, так как новая Конституция, принятая в этом году, провозгласила “полное уничтожение эксплуататорских классов”. Перед войной Бася окончила учительский институт и одновременно училась на строительном факультете политехнического института, работала инженером-конструктором по деревообработке.

В первые дни войны Минск усиленно бомбили; весь город был в огне, и в ночь с 24 на 25 июня Бася ушла из Минска. Немецкие самолеты в бреющем полете расстреливали колонны эвакуирующихся. Поравнявшись с беженцами, солдаты-оккупанты этапировали всех назад в Минск. В городе начались погромы. Вскоре всех евреев Минска переселили в гетто, начали гонять на принудительные работы по очистке города. В августе 1941 г. Бася бежала из гетто в Мозырь, надеясь найти родителей. Придя в родной город, она нашла родной дом разрушенным; родные эвакуировались. После массового расстрела евреев в Мозыре бежала из города. Через Гомель, Бобруйск и Оршу стала пробираться к Смоленску. В Смоленске немцы, проезжая мимо Баси на грузовике, повредили ей ногу, и она попала в госпиталь, а после – в Смоленское гетто. В апреле 1942 г. ушла из гетто и нашла партизан, но те отказались взять Басю в отряд из-за ее еврейской национальности. Продолжала свой путь навстречу фронту, но в Змеевке Орловской области была арестована и доставлена в Орел. На допросе она выдала себя за нееврейку и была помещена в дом беспризорных, переболела сыпным тифом. Вскоре Орел освободили советские войска.

После освобождения Бася нашла брата Изю, который в то время работал военным корреспондентом ТАСС, приехала в Москву. В Москве была арестована органами НКВД по обвинению в шпионаже в пользу вермахта; ей не поверили, что она еврейка, которой чудом удалось выжить во время оккупации. После многочисленных допросов Бася смогла доказать, что она говорит правду, и ее отпустили. Связалась с Еврейским антифашистским комитетом и рассказала свою историю Илье Эренбургу. Впоследствии работала на оборонном заводе в Мытищах, техником, а затем инженером Минского радиозавода "Горизонт". В 1946 г. вышла замуж за Илью Ганелеса; имеет дочь и внучку.

  • Бася Цуриелевна Ганелес

    Language: Russian

    Интервью записано 31 марта 1997 года в г. Минске, Беларусь.

    Бася Цуриелевна Ганелес (урожденная Пикман) родилась в июле 1916 г. в городе Мозыре Гомельской области Российской империи (теперь Беларусь). Отец Баси, Цуриель Мордухович Пикман, был выпускником Варшавской ешивы и бухгалтерских курсов и перед самой революцией получил звание купца второй гильдии. Мать, Шейна Евсеевна Пикман (урожденная Серебряник), была образованной женщиной и придерживалась социал-демократических взглядов, занималась домашним хозяйством. Старший брат Баси, Евсей, умер от дизентерии в 1920 г., и в семье остались, кроме Баси, ее сестра, Сарра, и младший брат, Израиль.

    В годы репрессий 1920-х годов семья Баси попала в число лишенцев, так как родители были объявлены классовыми врагами. В четвертом классе Бася должна была учиться в “кулаческом” классе, и пролетарские дети забрасывали её камнями по дороге в школу. Начиная с пятого класса учеба в школе для детей лишенцев была платной и Басиной сестре пришлось бросить школу. Бася же стала подрабатывать уроками, чтобы собрать деньги на обучение. От нее потребовали отказаться от своих родителей и жить отдельно. Когда однажды обнаружилось, что Бася тайком навещала родителей, в местной газете была напечатана статья о том, что она занимается антисоветской деятельностью.

    Детей лишенцев на работу не принимали. Благодаря умению чертить, Бася проработала несколько месяцев чертежницей главного архитектора в Мозыре, затем с трудом удалось устроиться в бюро инвентаризации Минска. По окончанию проекта инвентаризации архитектурных построек города снова была уволена как дочь “классовых врагов”. В 1934 г. успешно сдала все экзамены на рабфак физико-математического факультета Минского государственного университета, но в приеме ей было отказано – снова по той же причине: принадлежность к “вражескому классу”. В 1936 г. с Баси сняли ярлык врага народа, так как новая Конституция, принятая в этом году, провозгласила “полное уничтожение эксплуататорских классов”. Перед войной Бася окончила учительский институт и одновременно училась на строительном факультете политехнического института, работала инженером-конструктором по деревообработке.

    В первые дни войны Минск усиленно бомбили; весь город был в огне, и в ночь с 24 на 25 июня Бася ушла из Минска. Немецкие самолеты в бреющем полете расстреливали колонны эвакуирующихся. Поравнявшись с беженцами, солдаты-оккупанты этапировали всех назад в Минск. В городе начались погромы. Вскоре всех евреев Минска переселили в гетто, начали гонять на принудительные работы по очистке города. В августе 1941 г. Бася бежала из гетто в Мозырь, надеясь найти родителей. Придя в родной город, она нашла родной дом разрушенным; родные эвакуировались. После массового расстрела евреев в Мозыре бежала из города. Через Гомель, Бобруйск и Оршу стала пробираться к Смоленску. В Смоленске немцы, проезжая мимо Баси на грузовике, повредили ей ногу, и она попала в госпиталь, а после – в Смоленское гетто. В апреле 1942 г. ушла из гетто и нашла партизан, но те отказались взять Басю в отряд из-за ее еврейской национальности. Продолжала свой путь навстречу фронту, но в Змеевке Орловской области была арестована и доставлена в Орел. На допросе она выдала себя за нееврейку и была помещена в дом беспризорных, переболела сыпным тифом. Вскоре Орел освободили советские войска.

    После освобождения Бася нашла брата Изю, который в то время работал военным корреспондентом ТАСС, приехала в Москву. В Москве была арестована органами НКВД по обвинению в шпионаже в пользу вермахта; ей не поверили, что она еврейка, которой чудом удалось выжить во время оккупации. После многочисленных допросов Бася смогла доказать, что она говорит правду, и ее отпустили. Связалась с Еврейским антифашистским комитетом и рассказала свою историю Илье Эренбургу. Впоследствии работала на оборонном заводе в Мытищах, техником, а затем инженером Минского радиозавода "Горизонт". В 1946 г. вышла замуж за Илью Ганелеса; имеет дочь и внучку.

  • Мордехай Бенционович Браун

    Language: Russian

    Интервью записано 29 сентября 1997 года в г. Хайфа, Израиль.

    Мордехай Бенционович Браун родился 10 августа 1923 г. в Варшаве, Польша, в семье Бенциона Брауна и Златы Шеманович. Отец был владельцем табачного киоска, мать – домохозяйкой; в семье было восемь детей. Отец молился и посещал синагогу, семья соблюдала еврейские традиции. Помимо общеобразовательной школы Мордехай с трехлетнего возраста ходил в хедер, а в 1932 г. начал посещать вечернюю школу Поалей-Цион. Перед войной работал подмастерьем в переплетной мастерской.

    В 1939 г., после взятия Варшавы немцами и начала принудительных работ по очистке города, Мордехай бежал на восток. При переходе демаркационной линии между немецкой и советской оккупационными зонами под городом Малкиней попал под обстрел немецких пограничников и был ранен в ногу. В Белостоке, переполненном беженцами, Мордехай завербовался на угольные шахты и попал в Мариуполь Донецкой области, где работал учеником в автогараже при коксохимзаводе, а затем стал автослесарем и выучился на шофера.

    8 октября 1941 г. немцы, высадив два десанта к западу и востоку от Мариуполя, захватили город. Началась регистрация еврейского населения и всем велели носить повязки с Маген Давидом; появились подразделения эсесовцев. Вскоре Мордехай узнал о расстреле всех зарегистрированных евреев и решил пробираться к линии фронта. По пути несколько раз был задержан местными полицейскими, но, выдавая себя за нееврея, сумел избежать ареста. Поздней осенью 1941 г. попал на станцию Мандрыкино Донецкой области, где назвался русским немцем и проработал переводчиком на местной  железднодорожной станции до мая 1942 г. Летом, узнав о партизанском движении в Крыму, перебрался в Симферополь и устроился автослесарем на складе трофейного оружия, работал на железнодорожной станции. С августа 1943 г. работал разведчиком в северокрымском партизанском соединении.

    Вскоре после освобождения Симферополя весной 1944 г., Мордехай был арестован НКВД по обвинению в пособничестве немецким властям. После десятиминутного судебного заседания был вынесен приговор: измена Родины с наказанием 10 лет тюремного заключения и 5 лет поражения в гражданских правах. В мае 1944 г. был отправлен этапом в УнжЛАГ – лагерь, расположенный на стыке Горьковской и Кировской областей. В июле 1947 г. был переведен на Колыму, а затем в Комсомольск-на-Амуре. Освобожден в 1955 г. Обращался по поводу реабилитации трижды: в 1956, 1968 и 1988 г., но безуспешно. В 1990 г. выехал с семьей в Израиль; имеет дочь и внука.

  • Георгий Александрович Татаровский

    Language: Russian

    Интервью записано 25 мая 1997 года в г. Одессе, Украина.

    Георгий Александрович Татаровский родился 23 апреля 1926 г. в городе Одессе на Украине. Когда Георгию исполнилось три месяца, отец оставил семью и мать воспитывала его одна. Увлекался спортом, посещал кружок “Юный техник”, кораблестроительную и водолазную группы в Дворце пионеров, много читал. Окончил семилетку и первый курс мореходного училища.

    Перед входом оккупационных войск в Одессу в 1941 г., по поручению заведующих судомеханического факультета мореходного училища, Георгий выполнял чертежные работы для управления НКВД по созданию топографической карты Одессы. Работал под руководством Владимира Александровича Молодцева (Бадаева), который, как Георгий узнал впоследствии, был руководителем местной подпольной группы.  Молодцев (Бадаев) предложил Георгию остаться в оккупированной Одессе и дал ему подпольную кличку “Фимка”.  Карта, которую чертил Георгий, была использована для подготовки взрыва в Одесском порту, приуроченного к 24-й годовщине Октябрськой революции.

    При регистрации в полиции Георгий заявил, что он сын священника, расстрелянного  НКВД в 1937 г., и был принят на работу электриком в местном полицейском управлении, а также получил удостоверение секретного информатора полиции и пропуск, обеспечивающий свободное передвижение по городу. Получив доступ к секретной информации, стал заниматься разведывательной деятельностью, передавая сведения в отряд Молодцева (Бадаева).  Вместе с товарищами по подполью, Георгий вывел из Одесского гетто еврейскую семью Давида Бобровского. Впоследствии, также помогал бежать другим евреям из гетто, из Одесской тюрьмы и из концлагеря в Амбарово.

    Через несколько дней после освобождения Одессы в 1944 г. Георгия вызвали в местное отделение контрразведки “Смерш” и предложили поступить на службу в контрразведку. За отказ он был арестован и приговорен к 10-ти годам лишения свободы за измену Родины и предательство. Через месяц после его ареста мать Георгия сбил насмерть военный грузовик. Отсидев 10 лет в лагерях ГУЛАГа в Коми АССР, Георгий вернулся в Одессу в 1954 г. Согласно амнистии 1955 г. ограничения в гражданских правах были с Георгия сняты, но но клеймо “предателя” и “изменника Родины” преследовало его до 1988 г., когда он был окончательно реабилитирован. Георгия признали участником подпольной группы Одесского порта, инвалидом Отечественной войны 2-ой группы и в знак благодарности включили в акцию имени Жукова по возложению венков на Черном и Средиземном морях в память погибшим морякам и кораблям.

  • Анастасия Ивановна Казак

    Language: Russian

    Интервью записано 10 мая 1998 года в г. Горловка Донецкой области, Украина.

    Анастасия Ивановна Казак (урожденная Воропай) родилась 20 апреля 1926 г. в городке Ворожба Белопольского района Харьковской (теперь Сумской) области, на Украине, в православной семье. Отец, Иван Родионович Воропай, работал стрелочником на железной дороге; мать, Пелагея Васильевна Читова, была домохозяйкой; в семье было семеро детей.  Мать умерла от болезни в 1938 г. и отец женился во второй раз, но вскоре тоже умер, оставив детей на мачеху. Перед войной Анастасия окончила семь классов, была пионеркой.

    После отступления советских войск летом 1941 г. в Ворожбу вошли немцы. Через год Анастасию угнали в Германию на принудительные трудработы. Из распределительного пункта в Гаммерштайне она попала на немецкую ферму. Работала домработницей, выполняя самую черную работу. От отчаяния и тоски по дому хотела покончить с собой, но помог случай: познакомилась с русским военнопленным, Николаем Ивановичем Метченко, который представил ее своим друзьям, Якову и Петру; и вся группа решила готовиться к побегу на родину. Летом 1944 г. попытались бежать, но были арестованы. Так Анастасия попала в концентрационный лагерь Штутгоф. В лагере ей выдали платье и деревянные башмаки, на платье – красный треугольник-винкель для политических заключенных. Еще на пересылке, до того как попасть в лагерь, Анастасия познакомилась с сокамерницей, исповедовавшей веру свидетелей Иеговы, а затем встретилась с ней в Штутгофе. На той был лиловый треугольник – знак, который должны были носить узники, арестованные за принадлежность к этой вере. Анастасия приобщилась к вере, посещала тайные собрания узников-свидетелей Иеговы, читала журнал “Сторожевая башня”. В начале 1945 г., с наступлением союзнических войск, администрация концлагеря начала в панике вывозить пленных. Узников погрузили на баржу и отправили плавать по Балтийскому морю. Через десять дней плавания, в начале мая 1945 г., баржа причалила к берегу Дании. Флаг с изображением свастики был спущен вниз; датские солдаты под конвоем вывели немцев, охранявших узников. Так Анастасия встретила свое освобождение.

    Находясь на поправке в Дании, Анастасия приняла крещение свидетелей Иеговы. В июле 1945 г. вернулась домой в Ворожбу, поселилась в отцовском доме. К тем, кто был угнан на трудработы в Германию, отношение при приеме на работу было враждебное. Работала в колхозе, грузчиком на свеклопункте. Стала переписываться со свидетелями Иеговы, бывшими узниками Штутгофа. В 1949 г. была арестована и после полутора лет тюремного заключения осуждена на десять лет исправительных трудовых лагерей по политической статье, за антисоветскую агитацию. Попала в ВоркутаЛАГ. Зимой очищала железную дорогу от снега, рыла траншеи, а летом работала на каменном карьере, на парниковых огородах. В связи со смертью Сталина, дело Анастасии было пересмотрено и ее освободили досрочно, в 1956 г. В 1958 г. вышла замуж за Александра Казака, товарища по вере. Через 90 дней после свадьбы была снова арестована – за перевозку религиозной литературы – и попала на пять лет в Сибирь. Через полтора года муж также был осужден на семь лет лишения свободы. После освобождения Анастасия работала на ртутном комбинате в Горловке на Донбасе, муж – кочегаром. Несмотря на испытания, выпавшие на ее долю, Анастасия не отказалась от своей веры.

  • Федор Степанович Давиденко

    Language: Russian

    Интервью записано 3 февраля 1998 года в г. Белгород-Днестровский Одесской области, Украина.

    Федор Степанович Давиденко родился 15 апреля 1921 г. в селе Будаки Аккерманского уезда Бессарабской области Румынии (теперь с. Приморское Белгород-Днестровского района Одесской области, Украина), в православной крестьянской семье. С 1934 по 1938 год Федор посещал учительскую семинарию в Аккермане, а затем в г. Бакэу.

    В 1940 г. в Бессарабию пришли советкие войска; и Федор продолжил учебу в  средней русской школе г. Аккерман, а затем – с  приходом румынских войск в 1941 г. – в  учительской семинарии Кишинева. В 1942 г. румынские жандармы арестовали Федора  и привезли в Одессу в качестве свидетеля по делу Эси Штейнберг, которую он знал до войны. Федор помог Эсе избежать преследования и сказал на следствии, что она нееврейка. Он знал о преследовании евреев и о том, что, если скажет правду, Эсю расстреляют.

    После освобождения советскими войсками в 1944 г. Федор учительствовал, а затем был завучем школы. В 1950 г. окончил геологический факультет Одесского университета и по распределению попал в г. Владивосток, затем работал в Кемеровской области, в Китае и на шахтах Воркуты, где работал с политическими заключенными из местных лагерей. Подробно рассказывает о нечеловеческих условиях, в которых находились заключенные. Впоследствии работал старшим инженером в ЧерноморНИИпроекте в Одессе и преподавателем гидромелиоративного отделения сельскохозяйственного техникума в Белгород-Днестровском Одесской области. Имеет сына, дочь и четырех внуков.

На этой страничке размещены отрывки исторических видеоинтервью о политических репрессиях начала и середины двадцатого века в СССР.  Данные интервью являются частью архива Института видеоистории и образования Фонда Шоа Университета Южной Калифорнии .

Институт заинтересован в создании учебных материалов на основе отрывков из видеоинтервью из данного архива и в предоставлении их в использование для желающих работников сферы образования в России. Институт планирует размещать планы-коспекты созданных уроков на своём русскоязычном портале с тем, чтобы ими смогли пользоваться все желающие учителя.

Образец плана урока с использованием отрывка видеоинтервью из институтского архива доступен здесь.

За дополнительной информацией об использовании данных видеоматериалов обращайтесь к старшему советнику института по международным программам Мартину Шмоку или координатору международных программ института Инне Гогиной.

Дополнительные ресурсы